Сайт находится в стадии разработки, прошлая версия сайта доступна по адресу: old.ardon15.ru

Бимболат Алиханович Кумалагов

Kumalagov Bimbolat

«Это была Личность. Именно так – с большой буквы. Артист, от которого и на театральной сцене, и на съемочной площадке летели искры. Романтик. Человек с огненной харизмой – и в творчестве, и «по жизни». Во все, за что бы он ни брался, он по максимуму щедро, не скупясь, вкладывал этот солнечный огонь своей души. Вычерпывал себя до дна. Не жил – горел…» Так сегодня вспоминают о нашем земляке Бимболате Кумалагове, первом в Советском Союзе пластиографе-осетине, актере, каскадере, режиссере московского цыганского театра «Ромэн», блистательном постановщике сценических боев, преподавателе ВГИКа и Щукинского театрального училища те, кто его хорошо и близко знал. Коллеги-артисты, друзья, ученики. И в Осетии, где он родился и творческих связей с которой не порывал никогда, и в Москве, где он жил и работал… 4 октября ему исполнилось бы ровно 70. Из жизни он ушел до жгучей горечи безвременно – в 49… 

«Заболел» театром и хореографией талантливый мальчишка из Ардона еще на школьной скамье. Отчаянно – и неизлечимо. «Кумирами Бимболата были прославленные мастера осетинского танца Батырбек Сопоев и Пигу Торчинов. Когда в Ардоне проходили концерты с их участием, он эти концерты не пропускал никогда. Хлопал им так, что ладони себе отбивал. И выездные спектакли Осетинского театра никогда не пропускал тоже. Бимболат не раз вспоминал, какой он ходил ошарашенный и потрясенный, увидев однажды игру Федора Каллагова в спектакле «Афхардты Хасана»: именно после этого у него и появилась мечта стать актером, – рассказывает его младший брат Таймураз Кумалагов. – Заниматься осетинскими танцами он начал в ардонском Доме культуры, где тогда директором был Барту Дзугаев. А в 1965-м поехал «штурмовать» Москву – и поступил на актерский факультет ГИТИСа…»

«Грызя» в ГИТИСе гранит науки, Бимболат не бросил и хореографию. И отдавал ей себя по-прежнему фанатично и азартно. Уже после первого курса на парня из Осетии вышли сотрудники Москонцерта и предложили ему поучаствовать вместе с коллективами, сколоченными из выпускников ГИТИСа, в серии гастрольных поездок по Сибири и Приморью. По-мужски красивому, фактурному, стройному и статному кавказскому юноше с копной темных волос и резким росчерком густых бровей педагоги и сокурсники прочили блестящее будущее как актеру романтического амплуа: «Такому – героев Дюма играть и испанцев в пьесах Лорки и Лопе де Веги!..» А Бимболата все сильнее тянула к себе совсем другая театральная и «киношная» профессия, специалистов в области которой в СССР в те годы можно было пересчитать по пальцам. Профессия постановщика сценических боев… 

Потом было возвращение во Владикавказ – тогда еще Орджоникидзе. Работа в Осетинском театре (сотрудничество с которым у Бимболата Кумалагова продолжилось и позднее: в 1980 и 1982-м годах, в тандемах с режиссерами Анатолием Дзиваевым и Геором Хугаевым, он работал как постановщик трюков и пластиограф над выпуском таких его культовых спектаклей, как историческая трагедия Шамиля Джикаева «Отверженный ангел» и «Тимон Афинский» Шекспира) и в училище искусств, где он параллельно преподавал сцендвижение и пластику. Зарифа Бритаева, тогда главный режиссер Русского театра, тоже положила глаз на Бимболата и пригласила его поставить сценические бои в спектакле по пьесе классика английской драматургии Джона Флетчера «Женись и управляй женой». Публика на ту постановку в Русский театр ломилась толпами: такого Владикавказ еще не видел! Была, например, в том спектакле сцена, где актер, игравший главного героя, фехтовал на балконе сразу с двумя наседающими на него противниками. И одного из врагов по ходу боя эффектно «раздевал» шпагой, срывая с него клинком один за другим предметы туалета…

  Бимболат Кумалагов – о своем спектакле «Гимн Солнцу»:

– Для меня история развития общества – это история жестоких войн, человекоуничтожения. Человек всегда хотел завладеть имуществом себе подобного и подчинить его себе. Люди должны понять, по какому пути и почему пошли их предки. Им необходимо постигнуть простую истину: добро – вот главное в человеке. И, вооружившись новым знанием, они изберут другой путь. 

Я проведу зрителей по различным этапам развития оружия. От первобытной охоты до гладиаторских боев, от крестовых походов (сколько крови было пролито за веру!) до того момента, когда люди, наконец, поймут, что все проходит в этом мире, лишь Солнце встает каждое утро. А места под ним хватит всем. Но… «Как по тонким остриям сразу не шагнуть,/Так по граням лет и бед труден к Солнцу путь…»

Сверхзадача спектакля – гуманность. Я хочу, чтобы люди научились получать удовольствие не от насилия, не от вида крови, а от сделанного добра. Безнравственен человек, который имеет возможность принести пользу не в ущерб себе, но не делает этого…

(Из интервью еженедельнику «Москвичка», июнь 1992 года).

А потом снова было возвращение в Москву. Учеба в аспирантуре на кафедре сценического движения в Театральном училище имени Щукина. Работа режиссером в театре «Ромэн»… В 1980 году спектакль «Ромэна» по пьесе Гарсиа Лорки «Кровавая свадьба», в программе которого напротив фамилии Бимболата Кумалагова впервые появилось слово «пластиограф», еще только-только входившее в отечественной режиссуре в обиход, произвел в Москве буквально сенсацию. Преподавая сценический бой во ВГИКе, наш земляк близко познакомился с такими легендами советского кино, как Сергей Герасимов, Борис Чирков, Евгений Матвеев, Алексей Баталов: у студентов их творческих мастерских он вел занятия… А всего за 20 лет работы с оружием в театре и кинематографе он принял участие в постановке более 100 спектаклей. И в съемках 30 кинофильмов, советских и зарубежных. Среди которых – «Пираты ХХ века», «Эскадрон гусар летучих», «Лермонтов», «Петр Великий», «В горах реки бурные»… Был в его биографии и период работы в Колумбии – преподавателем каскадерских трюков…

«…На стене – белая бурка, папаха. Рядом – булатные сабли, шпаги, топорики разной формы, кинжалы…» Так описывали в те годы журналисты московский рабочий кабинет Бимболата Кумалагова – старшего консультанта Центра по пластической культуре актера при СТД России. А еще прогремел он и на всю страну, и за рубежом как постановщик и исполнитель уникальнейшего танцевально-трюкового номера под названием «Дорога к Солнцу». Обдумывать и репетировать его Бимболат Алиханович начал еще в 1974 году. И вложил в него ох как немало пота и крови – не только в переносном, но и в прямом, буквальном смысле слова. Это был танец с кинжалами – и на кинжалах. Настоящих. Не бутафорских. Изготовленных по спецзаказу: их острия, вонзавшиеся в доски сцены, должны были выдерживать вес человека. Всего их в этом номере было задействовано 75.

В начале «лихих 1990-х», когда отечественное кино (да и театр тоже) переживало времена разрухи и финансового раздрая, Бимболат создал в Москве творческую студию «Пластиограф». Где он и его единомышленники обучали талантливую молодежь сценическому фехтованию (в том числе на саблях, пиках, двуручных мечах), конному бою, акробатике, танцу… А еще он задумал поставить со своими ребятами-студийцами большой пластический спектакль под названием «Гимн Солнцу». Извечное противостояние Жизни, воплощенной на сцене в образе ее источника – Солнца, и кинжала, древнего символа войны и разрушения – такой виделась ему идея этого спектакля. А стихи для «Гимна Солнцу» написала народный поэт Осетии Ирина Гуржибекова… 

У него было много планов и замыслов. Но судьба распорядилась иначе. В 1995-м Бимболата Кумалагова не стало. Трагическая случайность на репетиции – из разряда тех роковых случайностей, от которых на сто процентов не застрахован даже самый опытный мастер-профи… Известие о том, что его больше нет, обрушилось на коллег и друзей из Осетии буквально громом среди ясного неба. 

– У нас, осетинских студийцев, Бимболат Кумалагов преподавал в Щукинском училище фехтование и сцендвижение. Удивительный педагог, удивительно светлый человек, старший, который был для нас авторитетом во всем и которого мы обожали – таким он навсегда останется в моей памяти. Нас, молодых земляков, в большинстве своем – сельских ребят, впервые в жизни попавших в такой огромный мегаполис, как Москва, он сразу взял под свое крыло. Даже обедами нас, вечно голодных студентов, в столовой кормил, – вспоминает председатель Союза театральных деятелей РСО–А, худрук Северо-Осетинского академического театра, заслуженный артист РФ Казбек Губиев. – А я с ним сблизился и сдружился особенно тесно еще и на почве общих интересов, потому что увлекался восточными единоборствами и занимался «полузапретным» тогда в Советском Союзе каратэ. У нас были совместные тренировки, а потом Бимболат подарил мне японскую катану из своей обширной коллекции оружия. И это для меня был, конечно, просто неимоверно драгоценный подарок… 

А его танец «Дорога к Солнцу», когда он на носках танцевал на кинжалах… Это было что-то невообразимое. Феерическое. Такого ни в Осетии, ни в мире не делал больше никто… И, конечно, как забыть о том, что именно Бимболат Кумалагов стал одним из отцов-основателей профессиональной пластиографической школы в советском театре и киноискусстве? Да, и до него были в СССР великолепные постановщики сценической боевки: те же Кох, Немировский и другие. Но он здесь пошел дальше своих учителей. И низкий поклон ему за все то, что он, Мастер, вложил в нас, своих учеников…

Фильм с участием Бимболата Кумалагова "Пираты 20 века":

Елена ТОЛОКОННИКОВА.

А+ А-